Семантический синтаксис

Эта статья — часть материалов: Факультет филологии


Определение понятияПравить

Cемантический синтаксиc — раздел синтаксиса, изучающий отвлеченно-семантическое наполнение структурных элементов предложения. Cемантика здесь мыслится как качественно иная по отношению к лексической; начало изучению грамматической семантики синтаксических структур было положено в работах Ш.Балли, Э.Бенвениста, Т.Н. Шмелевой, Е.В. Падучевой, Г.А. Золотовой и других синтаксиситов, продолжено в трудах Г.П. Немца, И.А. Нагорного и др.

История становления семантического синтаксиса как раздела науки о языкеПравить

Активное развитие семантического синтаксиса связано с новым "лингвистическим поворотом" - обращением к "человеку в языке", по словам Эмиля Бенвениста. Антропологический поворот был подготовлен прежде всего работами В. Фон Гумбольдта, провозгласившего зависимость языка от человека; его идеи и положения были развиты и дополнены Э.Бенвенистом, А. Вежбицкой, Н. Хомским. С появлением "порождающей грамматики" и теории глубинных структур Ноама Хомского структурный подход перестал доминировать в лингвистике, и наука круто повернула к семантике, а через нее к когниции и психологическому аспекту в языке. Современная наука придает семантике огромное значение, распространяя теорию значения на достаточно, казалось бы, далекие от семантического аспекта: на традиционный - структурный - синтаксис, морфологию, применительно к которой использовалась категория грамматического значения, фонетику (область науки фоносемантики) и т.д.

В синтаксисе область семантических исследований является закономерным продолжением разработок Фердинанда де Соссюра, разделившего язык и речь (т.е. структуру и индивидуальное ее применение), В. фон Гумбольдта о языке как "сетке", сквозь которую человек видит мир, структуралистов.

Понятие модуса в теории высказывания. Категории модуса. Средства выражения модусных смысловПравить

Модус - одна из ключевых категорий семантичекого синтаксиса.

Классическое определение этой категории было дано Ш. Балли еще в 1950е годы, что посдужило толчком к зарождению нового подхода к предложению. То, что понятие «модус» не выделяется в лингвистических словарях и справочниках (ср. [Рус.граматика 1980], [Лингв.энцикл. словарь 2002], [Ахманова 2007]), свидетельствует о достаточной новизне термина для современной лин-гвистики, а также о некотором перекрещивании и наложении друг на друга значений терминов «модальность» и модус» в синтаксической науке. Введение Шарлем Балли в научный обиход понятий «диктум» и «модус» обусловливалось постулатом, что «всякое высказывание мысли с помощью языка обусловлено логически, психологически и лингвистически» [Балли 1955:43].

С этой точки зрения указанные понятия выступают как языковые (они оформляют «эксплицитное предложение» [Балли 1955:44]), а модальность определяется как «устойчивый термин логики, обозначающий «наклонения» суждения - возможность, необходимость, желательность и под.» [Копытов 2003:7]. В русской лингвистике модальность рассматривалась изначально как «дочернее образование» от логической (философской) модальности ([Немец 1999], [Золотова 1973], [Лавретьева 1989], объединяющее «под одной словесной обложкой» и объективные, и субъективные смыслы высказывания: в соответствии с этим русская (советская) наука различала модальность объективную и субъективную.

В современной лингвистике с подачи Т.В.Шмелёвой происходит переориентация терминологического аппарата семантического и функционального синтаксиса; так, М.В.Всеволодова отмечает: «Мы разграничиваем категории собственно модальности (объективная и внутрисинтаксическая) и модуса как выражения субъективных, идущих от говорящего, смыслов» [Всеволодова 2000:305].

Таким образом, современное понимание модальности сближается с европейским (теория Балли), в котором модус предстаёт как субъективное содержание пред-ложения. Отметим, что, согласно наблюдениям, понятие «модус» шире понятия «субъективная модальность». В концепции В.В.Виноградова, Н.Ю.Шведовой, В.А.Белошапковой, В.В.Бабайцевой последняя трактуется как «отношение го-ворящего к сообщаемому [Бабайцева, Максимов 1981:64], [РГ 1980:215], выра-жающее комплекс значений «усиления (подчёркивания, акцентирования), экс-прессивной оценки, уверенности или неуверенности, согласия или несогласия и др.» [Бабайцева, Максимов 1981:64-65]. В составе же модуса выделяют сле-дующие категории со своими оговоренными значениями [Всеволодова 2000]:

  • Метакатегории, транслирующие «информацию о самом акте говорения» [Всеволодова 2000:306]: Я советую вам …; Закончите работу к празднику;
  • Актуализационные категории - «компоненты категории предикативности», выраженные в лице, модальности, времени. Соотносят модусное содержание высказывание с диктумным;
  • Квалификативные категории – персуазивность, авторизация, оценочность, маркирующие информацию соответственно «с точки зрения достоверности, ис-точника её получения, выражения автором своего отношения к событию или его участникам» [Дмитриева, Оболенец 1998:18]. М.В. Всеволодова говорит и о модусе утверждения /отрицания, о модусе уступки;
  • Социальные категории, характеризующие статус говорящего по отношению к собеседнику.

Таким образом, в понятие модуса включается более широкий контекст син-таксических модальных значений, в соответствии с чем увеличивается и пере-чень средств выражения субъективных смыслов в высказывании. К списку В.В.Виноградова (заслуживают внимания все элементы в нём в свете теории Г.П.Немца об априорном выражении говорящим субъективного отношения к информации) и «РГ»-80 добавляются обращения (выражают социальные ком-поненты значения: ср. Петя (Петруха, Петро), принеси воды. – Пётр Ивано-вич, принесите воды), клишированные конструкции; понятие модуса распро-страняется и на текст [Всеволодова 2000:305].

Отметим, что теоретические аспекты исследования модуса дают ряд оговорок и уточнений. Так, категориальные значения модусных смыслов могут со-вмещаться в конкретной единице: ср. совпадение персузивности и авторизации (подробнее см. [Копытов 2003]) в предложениях типа: «Мы уже писали о том, что, по данным различных исследователей, газированные прохладительные напитки плохо действуют на зубную эмаль» [Ровесник 2008, №6:3], «Судя по ин-формации с мест, юбилей комсомола отметят во многих уголках страны» [Рос-сийская газета 2008, №222:11]. Говорящий здесь ссылается на авторитетный источник, который в понимании как адресанта, так и адресата высказывания, заведомо передаёт достоверную информацию именно в силу своего авторитета.

Следует оговорить и положение М.В.Всеволодовой о том, что модус предло-жения «никогда не выражается предикатом» [Всеволодова 2000:305]. Трудно согласиться с этим утверждением, если учитывать не только наклонение глаго-ла (одно из основных средств выражения объективной модальности), но и его семантику (или семантику той части речи, которая выступает предикатом). Так, слова типа «уверен», «кажется», «полагаю», «установлено», «известно» и др. в самом внутреннем содержании имеют cаму ‘уверенность’/ ‘неуверенность’, то есть могут выражать персуазивный смысл как предложения, так и его части. Кроме того, эти элементы могут входить в синтаксическое клише (см. ниже), или так называемые «редуцированные предложения», по В.В.Виноградову, ср.: «Я уверен в его правоте». – «Он кажется больным».- «Известно, что Иван человек начитанный».

Итак, под модусом в современной лингвистике принято понимать субъективно-оценочный компонент семантики предложения, совокупность смыслов, привносимых говорящим в объективное содержание высказывания.


Наряду с персуазивностью к квалификативным категориям модуса относят оценочность и авторизацию, отдельно можно рассматривать случаи совпадения персуазивного и авторизационного значения в предлжениях с вводными словами типа "П сообщению Информбюро...", "Как говорят в наших краях..." и подоб.

Семантический синтаксис - перспективная область приложения усилий лингвистического сообщества. Это закономерное продоолжение коммуникативно-функциональных устремлений грамматистов и философов (особенно философов языка) ХХ века.


О теории семантико-синтаксических трансформацийПравить

Трансформационная грамматика является одной из областей семантического подхода к языку. разработана в трудах Е.В. Падучевой ("О семантике синтаксиса", "Семантика нарратива" и другие)и основана на идее синтаксической синонимии в системе языка. Два или несколько высказываний представляются синонимичными в синтаксическом отношении, если при варьировании синаксической структуры сохраняют общий типовой смысл, наприме: "Книга, подаренная мне отцом" - "Книга, которую подарил мне отец" - "Подаренная мне отцом книга".

О теории универсальной грамматикиПравить

Автором теории универсальной грамматики является известнейший американский лингвист Ноам Хомский. В ряде работ ("Синтаксические структуры", "О природе и языке" и др.) Хомский (другой вариант написания фамилии - Чомски) приводит мысль о существовании ряда глубинных семантических структур - смыслов в сознании каждого человека, которые организуют мыслительную деятельность в целом и свойственны носителю любого языка. Иными словами, говорящему свойственен определенный комплекс смыслов, предопределенных самой системой языкак как средства коммуникации. Соответственно с этим существует универсальная грамматика (с приоритетом синтаксиса), которая кодифицирует данные глубинные смыслы, выявляет их.

Язык и мышление в теории ХомскогоПравить

Хомский выдвинул комплекс идей относительно соотношения мышления и языка. Так, он выделяет универсальную грамматику, основанную на совпадении описанных выше мыслительных категорий в различных языках, и частные грамматики, фиксирующие индивидуальную языковую способность и личный языковой опыт.